?

Log in

No account? Create an account
Игорь Кленовый Igor Klenovy
December 10th, 2017 
Петровское барокко

Петровское барокко — термин, применяемый к архитектурному и художественному стилю, одобренному Петром I и широко использованному для проектирования зданий в новой российской столице Санкт-Петербурге.

Ограниченный условными рамками 1697—1730 гг. (время Петра и его непосредственных преемников), это был архитектурный стиль, ориентировавшийся на образцы шведской, немецкой и голландской гражданской архитектуры (представленной, в частности, зодчими Тессинами). Западноевропейские прообразы памятников петровского барокко — здания во многом эклектичные, влияние итальянского барокко в них смягчено французским пристрастием к классицизму и преданиями готической старины. Сводить всё многообразие архитектурных решений петровских архитекторов к барокко можно только с известной долей условности.

Архитектуре петровского времени свойственны простота объёмных построений, чёткость членений и сдержанность убранства, плоскостная трактовка фасадов. В отличие от нарышкинского барокко, популярного в это время в Москве, петровское барокко представляло собой решительный разрыв с византийскими традициями, которые доминировали в российской архитектуре почти 700 лет. Вместе с тем налицо и отличия от голицынского барокко, вдохновлявшегося непосредственно итальянскими и австрийскими образцами.

Прообразом петровского барокко можно считать здания, возведённые в Москве до начала планомерной застройки новой столицы. Это Лефортовский дворец в Москве (1697—1699 гг., архитектор Д. В. Аксамитов, перестроен 1707—1709 гг. Дж. М. Фонтана) и церковь Архангела Гавриила, в народе прозванная Меншиковой башней (1701—1707 гг., архитектор Иван Зарудный). В этих сооружениях элементы московского барокко сочетались с ордерными деталями в оформлении фасадов. Прихотливым сочетанием элементов московского и петровского барокко отмечено и пришедшее ему на смену аннинско-елизаветинское барокко.

К числу первых строителей Петербурга принадлежат Жан-Батист Леблон, Доменико Трезини, Андреас Шлютер, Дж. М. Фонтана, Николо Микетти и Г. Маттарнови. Все они прибыли в Россию по приглашению Петра I. Каждый из этих архитекторов вносил в облик сооружаемых зданий традиции своей страны, той архитектурной школы, которую он представлял. Курируя осуществление их проектов, традиции европейского барокко усваивали и русские зодчие, как, например, Михаил Земцов.

Основными званиями этой поры, сохранившимися до наших дней, являются Петропавловский собор (1712 — 1733, архитектор Доменико Трезини), Летний дворец Петра I (1710—1714,  Доменико Трезини),  Меншиковский дворец (1710—1720,  проект Джиованни Мария Фонтана, Готфрид Иоганн Шедель), Кикины палаты (1714—1720 годы, архитектор предположительно Андреас Шлютер), здание Двенадцати коллегий (1722—1742 годы, Доменико Трезини), Александро-Невская лавра (с 1715 г, архитектор Доменико Трезини), Кунсткамера, Большой (Меншиковский) дворец в Ораниенбауме (1711—1727 гг., Ф. Фонтана, И. Г. Шедель, И. Браунштейн), Итальянский дворец А. Д. Меншикова в Кронштадте и др.

Зимний дворец Петра I у Зимней канавки (1716—1727, Георг Маттарнови) сохранился частично.
Подзорный дворец, Дворец Петра I в Кронштадте, Троице-Петровский собор, Церковь рождества Богородицы на Невском проспекте (1733—1737) и др.  не сохранились.



0_ZoT9AEc04.jpgcijek7CPBFs.jpgg jzutUJ2jRhY.jpgUKEifGXMYlw.jpgxooKK8Rl1MQ.jpgJFFwFaCHsGM.jpg
ohRnfa5n02Q.jpg
ДОПЕТРОВСКОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО

Уж коли мы всерьёз взялись за описание архитектурной картины Петербурга, нелишним будет сказать и о том, что ей предшествовало. Ведь, как мы знаем, Петербург был построен не на пустом месте.

После отступания ледника (около 12000 лет до н.э.) на территории современного Петербурга образовалось Литориновое море (8000-4500 лет до н.э.), уровень которого  был на 7—9 м выше современного, и там, где теперь стоят дома, раньше плавали рыбы, нерпы  и тюлени. По берегам моря  расселились люди.  В частности, были обнаружены древнейшие стоянки этого периода под Сестрорецком,  на берегу Токсовского озера, в районе Петродворца.

Люди существовали за счёт рыбной ловли, охоты и собирательства. И,  конечно, они строили себе жилища. Это были как просто лежанки под деревьями, так и более «изысканные» жилые пространства – шалаши, ямы, пещеры. В качестве материалов использовались ветки и стволы деревьев, земля, глина, камни,  шкуры и кости крупных животных, в частности, мамонтов, которые здесь водились.  В устье реки Охта была обнаружена стоянка первобытного человека, который жил здесь  в III тысячелетии до н.э.

С VIII в. территории от реки Луга до Западной Двины, (включая современную территорию Петербурга и Финляндии) подчиняются Новгороду. Приневские земли  находились на «пути из Варяг в Греки"  и «Великом Волжском пути» и  имели ключевое для Европы и России военное и торговое значение.

В 1240 г. в дельте Невы  на нынешнем Крестовском острове (рядом со стадионом) находился сторожевой пост под командованием новгородского воеводы Пелгусия. Примерно в это же время  на Охтинском мысу существовало городище «прапетербуржцев» со своими  улицами, избами, амбарами и кладовыми, возможно, основанное по указу Александра Невского после «Невской битвы». (Кстати, не начать ли нам летоисчисление  Петербурга именно от этого периода? Вот, например, дата основания Парижа идёт от даты основания поселения Лютеция в 52 г до н.э.).

В 1300 г., во время Пятого крестового похода,  шведы, под командованием римского маршала  напали на это городище  и поставили здесь древо-земляную крепость Ландскрона (швед. Landskrona «венец земли») «о восьми башнях». Крепость  представляла собой в плане прямоугольник,  была примерно вдвое крупнее Выборгской крепости и была окружена двумя рвами.
Жать на язычников конунг хотел,
крепость Ландскруна построить велел.
Воинов одиннадцать сотен собрали.
Плыли из Швеции в дальние дали.
Думаю я, по Неве никогда
раньше не плыли такие суда.
Скоро прекрасную гавань нашли,
ставя по штевням свои корабли.
Сверху мостки на борта привязали,
волны и ветер чтоб их не угнали.
Между Невою и Чёрной рекой
крепости быть с неприступной стеной,
в месте, где рек тех сливались пути
(лучше для крепости им не найти).
С юга к заливу Нева протекала,
с севера Чёрная речка впадала.
«Хроника Эрика»

Однако вскоре, в 1301 г., Ландскрона  была разрушена новгородцами.

В XV- XVII вв. в зоне современного Большого Петербурга существовало около тысячи русских и финно-угорских селений (города, крепости, погосты, приходы, сёла, деревни, мызы, хутора) в составе Новгородской республики, а затем Великого Московского княжества.
С 1617 г., согласно Столбовскому миру,  территория, соответствующая примерно современной Ленобласти, стала шведской колонией и получила название Ингерманландия.  На  лакомом Охтинском мысу шведы построили крепость Ниеншанц (швед. Nyenskans, «Невское укрепление») с кронверками, а затем и город Ниенштадт.

После падения Ниена крепость и оба её кронверка некоторое время сохранялись, а в кронверке, расположенном на левом берегу Невы,  Пётр I  на месте современного Смольного  монастыря устроил  Смоляной двор (видимо, с использованием части шведских конструкций).

К 1703 г. на территории Ингерманландии существовало около двух тысяч селений, а в Приневье около тысячи. Были окультурены многие земли – засеивались пашни,  расцветали  луга. Была развитая система сухопутных путей, многие из которых стали основой современных петербургских дорог  - Шлиссельбургский тракт, тракт  на Выборг, тракт на Нарву, Новгородский тракт  (ныне Лиговский пр.).
В конце мая 1703 г., одновременно с основанием крепости Санкт-Петербург,  неподалёку от неё, на правом берегу Невы,  появилось первое жилое сохранившееся деревянное здание Петербурга – «Красные хоромы» или «дворец»  (Домик)  Петра I для  проживания в тёплое время года.  Уникальный сруб построен, или, скорее всего, перенесён из другого места и вновь собран неизвестными плотниками из сосны, возможно, по типу шведского деревянного дома и раскрашен под кирпич. Высокая крыша была покрыта гонтом и украшена деревянной резной мортирой и «бомбами с пылающим пламенем» (как знак того, что царь Пётр был ещё и  «капитаном бомбардирской роты»). На широких окнах была установлена   мелкая расстекловка, ставни  покрашены киноварью и подвешены на фигурных золоченых петлях. Стены внутренних помещений были обиты морской  парусиной.

Таким образом, Петербург явился преемником градостроительного развития на Невских берегах со времён формирования самого бассейна Невы. Повлияли ли эти древние постройки  на архитектуру Петербурга? Это вопрос не простой, и требует тщательного изучения. Но некоторую преемственность мы всё-таки можем  увидеть, например, в корреляции соседних  крепостей Ниеншанц и Петропавловской.  Ведь Пётр выбрал именно бастионною систему с кронверком - принцип крепости, как и в Ниеншанце, что и повлияло на последующую петровскую и аннинскую  архитектуру.
This page was loaded Sep 16th 2019, 10:13 pm GMT.